Главная » Статьи » В помощь поселенцам

Образ поселения

<<< начало статьи "Образ поселения"

(6) Понятие поместья и его размер. 
Продумывая образ и планировку территории поселения, очень важно четко определиться с понятием поместье (родовое поместье). Что будет считаться поместьем в вашем конкретном поселении? Поместье - это просто участок земли в определенных границах, или же это участок, где проживает одна семья, или же это участок, планировка которого подчинена единому плану (единому образу)? Этот, кажущийся поначалу простым, вопрос на деле оказывается довольно сложным. Например, у нас в поселении есть случаи, когда: 
-- одна семья взяла три соседних квадратных участка по гектару, разделенных между собой дорогами. Это одно поместье или три? 
-- одна семья взяла три неотделенных гектара без внутренних дорог. Это тоже одно поместье? 
-- одна семья взяла шесть гектар со ссылкой на то, что она приберегла землю для потомков. Сколько здесь поместий? У других поселенцев, кстати, резонные претензии к этой семье, потому что если давать людям участки по несколько гектар (тем более без раздела), то возникают самые разнообразные сложности. Это и большая протяженность и сложность дорожной системы (объехать и тем более обойти шесть гектар - это совсем не то же самое, что объехать полтора гектара. А если обсыпать дорогу?), и падение плотности населения (о последствиях чего я уже писал и еще напишу ниже), и не только. 
-- две семьи имеют общий участок в три гектара. Сколько тут поместий? 

  Все эти вещи имеют значение по многим причинам. Это и вопрос удобства внутренних сообщений (дороги в поселении), и вопрос количества голосов на общем собрании (голосует человек или голосует поместье? Ага, если поместье, то человек, у которого три поместья, имеет три голоса?) Это и вопрос переселенческой политики и скорости развития поселения (практика показывает, что, с точки зрения скорейшего заселения полей, выделять участки для малолетних детей, внуков и уж тем более еще не родившихся потомков - это неразумно. Особенно, когда приходят люди, готовые переселиться в поселение уже сейчас, и не находят свободных участков.) И, в конце концов, это вопрос элементарной этики и отношений в коллективе. Когда в поселении появляются люди, берущие по 3, 4, 6 и т.д. гектаров непонятно для чего, то в скором времени эта тенденция становится заразной эпидемией: люди начинают просить 3 Га, "потому что у соседа столько же", а не потому, что это действительно нужно тебе самому или соседу. И если позволить этой болезни продолжаться, то люди натурально способны начать ругаться и выяснять отношения из-за того, что вон ему дали четвертый гектар на внука, а мне - нет, хотя ни у того, ни у другого еще и пяти соток этой земли не окультурено, а внук еще под стол пешком ходит. И это не преувеличение: в нашем поселении, например, выделены участки для 8-летней дочки, для 14-летнего сына (у родителей есть свои участки); одна семья взяла три с половиной гектара с расчетом на внука, которому тогда был один год(!); общая тенденция в поселении такова, что на каждом следующем поле размер участков все крупнее и крупнее: начинали с 1 Га и дошли до 2,5 - 3 Га на семью. 

  Характерно, кстати, что помногу гектар берут очень часто те, кто реже всего ездит в поселение: как бы компенсируют свое присутствие присутствием своих гектаров:). У нас в поселении был ну просто неприличный, на мой взгляд, случай, когда женщина, уже имеющая 3 гектара и ездящая на них 4-5 раз в год (!!), пыталась получить себе еще два гектара, "чтобы выкопать на них пруд" (при этом на имеющихся гектарах она безжалостно скосила большую часть леса и хочет их засадить ремонтантной земляникой на продажу). Стоит ли говорить, что подобное уже весьма мало напоминает об идее родового поместья и скорее похоже просто на бесплатно охраняемое поле или дачу? 

  Большой размер участков (как правило, пустующих) создает для поселения очень важную проблему, иногда критичную для его развития: резко падает плотность населения, что автоматически влечет к увеличению в разы трат на инфраструктуру. Когда в поселении участки по 2-3 и т.д. гектара, примерно в такое же количество раз возрастают расходы на отсыпку дорог, разводку электричества с участка, создание источников водоснабжения и т.д. Кроме того, как я уже писал в первой статье, большие расстояния сокращают возможность пользования какими-то общими объектами (В поселении с территорией в несколько сотен Га потребуется уже не один Общий Дом, а несколько, каждому приходится покупать полный набор инструментов и т.п.), усложняют охрану земли, понижают удельную долю внимания к удаленным районам и пр. 

  Все это серьезные минусы, о которых, однако, мало кто задумывается. И, быть может, люди задумывались бы больше, если бы взносы на оплату инфраструктуры поселения были пропорциональны размеру участков. 

  Поэтому мне очень понравилось, как решили этот вопрос в Ковчеге - всем одинаковые участки примерно по 1 Га, а внуки пусть сначала подрастут, а потом будем выделять им участок на общих основаниях. Так сказать, спор пресечен в зародыше. И такой подход, кстати, куда более соответствует книгам, ибо, как говорит Анастасия, не родители назначали у ведруссов своим детям, на каком гектаре им жить, а ребенок подбирал место совместно со своей половинкой. К тому же, как известно, сами дети и внуки далеко не всегда рады жить под боком у родителей (из-за чего взятые для них участки, как правило, и пустуют). 

  Я не говорю, что равный размер участков должен быть обязательным правилом в поселении - это не всегда так. Однако, если человек хочет получить больше, чем другие, то он, как минимум, должен уже постоянно жить в поселении и действительно не на словах, а на деле подтвердить, что он уже засадил и окультурил весь свой участок, и ему не хватает. 

  Так или иначе, все эти вопросы имеет смысл продумать заранее, обсуждая образ поселения, и организаторам нужно быть готовым к тому, что люди с "гектарной болезнью", наверняка, появятся в поселении, и нужно знать, что им ответить. 

  Впрочем, хочется оговориться, что трудно ожидать успеха в борьбе с этим явлением, если организаторы поселения сами берут себе по 9 гектар (как в одном поселении под Пермью). Тут нужна уже какая-то другая идеология. 

(7) Общие территории в поселении. 
  В Ковчеге же имеет смысл поучиться и подходу к выделению участков для общих нужд. Не один-единственный общий гектар, как во многих поселениях, а 8 гектар общих территорий, т.е. 10% от площади всех поместий. Участки находятся не все в одной куче, а частично распределены по территории поселения, и уже сейчас многие из них активно используются. 1 участок - это Общий Дом, автостоянка для гостей, детская площадка, хозблок для Общего Дома и пр. 2-й участок - это производственная часть: мастерская, пилорама+гараж для авторемонта, стоянка для тракторов, склад пиломатериала и т.п. 3-й участок - поляна для праздников и культурно-массовых мероприятий (с приспособлениями для молодецких забав и т.п.). Еще 2 Га - Общий Пруд. Кроме того, в Ковчеге есть еще Общая баня и общий колодец. 

  Когда поселение заселяется, и общественная жизнь становится более активной, бывает так, что у некоторых отдельных групп поселенцев возникают свои совместные проекты, в том числе не поддерживаемые большинством в поселении. И важно, чтобы территория для таких проектов тоже была, чтобы люди не чувствовали себя ущемленными. К примеру, пилорама или столярная мастерская является достаточно громоздким объектом и занимает большую территорию, так что вряд ли разумно требовать, чтобы инициатор размещал ее в своем собственном поместье, тем более, что она шумит и может мешать соседям. Гораздо разумнее выделить в поселении какие-то земли для производственных и складских помещений, может быть, отделенные от поместий лесополосами; территории для каких-то коммерческих и туристических целей и т.п. 

  Интересна в этом отношении и планировка территории поселения Русский Сарамак в Удмуртии. Участки там шестиугольные - в форме сот, и в центре каждого кольца из шести участков находится один общий. Т.е. общие территории занимают одну седьмую (14%) территории поселения, и имеются вблизи каждого поместья. В такой планировке заложены богатые условия для будущей общественной жизни. 

  Хотя здесь тоже важно не переборщить: если общих участков будет слишком много, и они будут располагаться вперемежку с поместьями, то произойдет тот же эффект падения плотности населения, о котором уже писалось. Поэтому желательно подобрать какое-то оптимальное сочетание: компактная группа 10-20 поместий + 1-2 общих гектара в центре или сторонке (в зависимости от назначения) и т.п. 

(8) Соответствие образа поселения и коллектива 
  Вообще, конечно, желательно реально отдавать себе отчет в том, насколько сами люди в группе готовы жить именно так, как они заявляют в своем проекте. 
Я уже писал выше о том, что в случае радикальных расхождений в представлениях о будущем образе жизни участников группы лучше им разделиться на отдельные поселения. Довольно трудно также будет ужиться в одном поселении, во-первых, "поселенцам-практикам" и "мертвым душам" (т.е. тем, кто не готов или не намерен переезжать в поселение на постоянное место жительства и ездит на поле редко), во-вторых, формалистам (сторонникам строгого соблюдения законов и оформления земли) и "неформалам" (особенно воинствующим), в-третьих, людям разной степени богатства, если богатые настаивают на введении сборов в кассу поселения, соответствующих их уровню дохода. 

  Впрочем важно сказать, что, как это ни неудобно для всех, но правильно определить, насколько человек в реальности будет готов жить в соответствии с теми убеждениями, на которых он настаивает, можно лишь после переселения в поселение на постоянное жительство, а еще точнее - на второй-третий год, когда рассеивается первичная эйфория. Как правило, что пожив два-три года на земле, вчерашние идейные противники удивительным образом начинают сходиться во мнениях о пользе электричества, необходимости купить трактор и т.п. (либо, убедившись в невозможности сразу начать жить "как Анастасия" человек может совсем вернуться в город). Однако до этого момента, в городском клубе, люди могут очень яростно ломать друг о друга копья, выясняя, сколько времени - шесть месяцев или три года - потребуется для перехода на солнцеедение и достижения способностей Анастасии или какую нагрузку может потянуть генератор на торсионных полях. Глядя на эти дебаты, очень полезно помнить сухое положение поселенческой статистики: по опыту известных мне поселений, наиболее "эзотерические" и "научно-прогрессивные" ребята очень часто, даже взяв землю, остаются жить в городе. И на свое поместье ездят редко. Поэтому, если у организаторов более "приземленные" взгляды, то на урезонивание "эзотериков" тратить силы особо не стоит, ибо, скорее всего, жить в поселении они не будут, а если будут, то займутся другими делами. И вообще все споры, если конечно, они затеваются не ради удовольствия от самого процесса, лучше сразу переводить в практическую плоскость: как конкретно это осуществить, кто готов взять на себя организацию и т.п. Это весьма отрезвляет людей. 

  Вообще, я думаю, что при организации поселения лучше всего сначала сформировать небольшой, но очень детально и практически мыслящий костяк людей, способный продумать и согласовать все основные моменты будущего поселения именно в практическом ключе, а уже потом широко распространять информацию о своей инициативной группе и набирать людей, готовых принять и работать в рамках того образа, который в общих чертах уже сформирован (именно так поступили организаторы в Ковчеге и в СветоРусье). 

  Если же сначала собирается большая группа из 20-30 человек просто по признаку чтения книг Мегре и солидарности с общей идеей, а потом начинаются попытки наладить в ней какое-то обсуждение практических вопросов (а именно так делается чаще всего), то это обсуждение неизбежно тонет в пучине сумятицы мнений и в бездне теоретизирования на самые отвлеченные темы. В итоге организаторы делают вывод, что "в нашем коллективе никакие уставы и правила не приживаются", заявляют о "полной свободе мнений и демократии" в поселении и прекращают всякие попытки обсуждения образа поселения, а практические вопросы решают узким кругом компетентных лиц (иногда приглашая для этого людей со стороны, например, юристов, совершенно не имеющих представления о специфике экопоселения и дающих советы о том, как оформить землю, без малейшего учета того, как этот способ оформления повлияет на развитие поселения). Остальным же объявляется, что избран наилучший способ, подсказанный специалистами (в чем?), и предлагается воспользоваться его плодами. При этом землю получают все - и те, кто был согласен, с предложениями организаторов по содержанию образа поселения, и те, кто не был согласен, но кто все равно уже числится в этой компании "по выслуге лет". 

  Именно таким путем и возникают поселения без Образа, когда в основе поселения нет единой коллективной мысли, а есть лишь фрагменты, лоскутки разных мнений (в том числе того же юриста, незнакомого с идеей экопоселения вообще ), весьма различающиеся между собой. И каждый человек идет на землю строить свое отдельное поместье, не сознавая, что через 2-4 года неизбежно окажется, что соседи его тоже имели в виду что-то свое и отдельное, и теперь, когда вдруг возник какой-то общий вопрос, решить его оказывается исключительно сложно. 
Вопросы, очень горячо обсуждаемые в городских клубах - о духовных практиках, о том, можно или нельзя в поселении есть мясо (курить, пить алкоголь, материться), об этических нормах в коллективе и т.п. - в действительности оказываются, пожалуй, наименее важными из всего, что следует обсудить, говоря об образе поселения. Когда люди переселяются жить на землю, то, как правило, в таких вопросах они становятся намного терпимее друг к другу (и эта терпимость, отмечаемая не только мной, пожалуй, один из первых реальных результатов положительного влияния жизни в экопоселении на общественную нравственность). Фанатизм исчезает, и это более-менее стабильная закономерность. 

  Но вот что не исчезает, а приобретает большую остроту - это вопрос о переезде на постоянное жительство и денежные вопросы. Общее правило в денежном вопросе - чем меньше общеобязательных сборов, тем лучше. На самом деле очень многие проблемы в поселении можно решить путем сбора добровольных целевых пожертвований. К примеру, в нашем поселении именно на добровольные пожертвования поселенцев был построен дом нашей учительнице Наде Рубцовой. И народ с радостью и давал деньги, и трудился на этой стройке. При неграмотной же политике организаторов (акценте на обязательность и принудительность денежных сборов и различных трудовых мероприятий) создать конфликт в коллективе проще простого. 

  Подводя итог, скажу, что из всего того, что входит в понятие "Образ поселения" есть вопросы, которые весьма трудно заранее решить в городе при отсутствии опыта сельской жизни - это степень цивилизованности жизни и этические нормы в поселении. Но есть вопросы, которые все-таки можно решить благодаря логическому размышлению и анализу опыта других поселений. Это: общее понятие об образе жизни, понятие поместья, правила по предоставлению земли и приему новых членов, количество гектар на человека, примерная планировка территории и резервирование общих участков, основные принципы политики в области переселения, управления и денежных взносов в Кассу Поселения. И вот эти-то вопросы лучше решить как можно раньше и как можно детальнее. Желательнее всего - до оформления земли и до разбухания инициативной группы до такого количества разных людей, при котором уже невозможно прийти к единому мнению. И затем и точное место для поселения, и новых людей выбирать уже в соответствии с обрисованным образом. 
Даже если в будущем какие-то из этих вопросов придется повторно решать из-за изменившихся условий, единообразие первоначального решения будет способствовать формированию более-менее однородного по целям коллектива, что снизит риск будущих сложностей. 

(9) Название поселения. 
  На первоначальном этапе организации экопоселения может показаться, что название будущего поселения особо важного значения не имеет, и можно выбрать любое, более менее подходящее по духу, особенно если оно содержит корень "род-", или "свет-", или "благо-" и т.п. Однако в будущем, когда поселение окрепнет и начнет выходить на мировую арену, т.е. налаживать связи с окружающим миром и в частности с другими поселениями, может оказаться так, что название поселения мешает ему создать о себе яркое представление у людей со стороны, а значит, в каком-то смысле, выразить свою индивидуальность во взаимодействии с другими поселениями и отдельными людьми. 

  У меня перед глазами лежит список "128 поселений, встречающихся в Интернете" с форума "Создание родовых поместий" на сайте "Anastasia.ru". Весьма любопытно пронаблюдать за тем, к каким названиям склоняются в массовом порядке организаторы российских экопоселений: 
"Родники" - самое массовое название, в списке встречается 6 раз, при том, что список неполный: я знаю еще несколько, не упомянутых. "Родники" есть в Курганской, Пермской (2 шт.), Костромской, Ленинградской обл., в Башкортостане, Удмуртии, Хакасии... Кроме того, есть еще "Кореньские родники" (Белгородская обл.), а также многообразные "ключи" и "истоки" - "Медовый ключ", "Чистые ключи", "Чистые истоки", "Родовые ключи" и т.п. 
"Благодать", "Благодатное" - тоже 6 раз, и тоже это, похоже, не все. 
Также в массовом порядке встречаются "Родное", "Родовое", "Светлое", "Солнечное" (в списке отсутствуют "Солнечные" из Владимирской и Челябинской обл.) и некоторые другие. 

  Что можно сказать по этому поводу? Если по России будет с добрый десяток "Родников" (а с каждым годом появляются новые), а ты живешь в одном из них, то определенные сложности при налаживании внешних связей ты себе гарантировал. Как минимум, тебе придется каждый раз в разговорах и письмах рядом с названием поселения указывать и регион, а если твои "Родники" находятся в Пермской обл. или другом регионе, где несколько "Родников", то также район или еще какие-либо идентифицирующие признаки. Но дело не только в этом. Примелькавшиеся названия становятся слишком плохо воспринимаемыми, и производят очень слабое впечатление на внешний мир. Т.е. довольно трудно сделать так, чтобы ваше поселение знали и с ходу выделяли среди других, если у вас какое-нибудь типовое название. Такие же слова, как "Светлое", "Солнечное", "Радостное", "Радужное", могут вообще восприниматься как "что-то там связанное со светом и радостью" и легко путаться между собой: 
-- Как там называется ихнее поселение? 
-- Что-то там... "Светлое" вроде... Или "Доброе"... Или "Солнечное"... что-то связанное с чистыми помыслами... 
-- Может, "Радостное"? 
-- Может и "Радостное"... не помню... 

  Совсем другое дело, когда название поселения уникально и сразу запоминается. Когда говорят "Ковчег" или "СветоРусье", то ассоциации возникают сразу, мгновенно: всем ясно, что двух Ковчегов быть не может, что "Ковчег" - это Федор Лазутин, "Ковчег" - это "всю землю - Советам!", "Ковчег" - это легкий саман и пчеловождение, "Ковчег" - это "Вести с полей", Ковчег - это "устав и регламент" (на февральской Встрече Поселений, когда кто-то из чехов, плохо понимавший по-русски, спросил: "а Регламент - это кто?", Дмитрий Ватолин звякнул дирижерским колокольчиком и сказал: "Регламент - это я")... СветоРусье - это проблема со светом и электрификацией, анекдот про "ТемноРусье" и "СветоВорусье", это телефон-автомат в чистом поле, это Леночка с пряничными домиками и Ася с расписными безделушками, это замечательные уральские брачные слеты... 

  Оригинальны и красивы такие названия, как "Большая Медведица", "Лепота", "Любодолье", "Миродолье" и "Миролесье", "Салозерье", "Синяя Птица", "Терема" и др. 

  В целом можно выделить такие принципы выбора успешного названия: 

  1.  оно должно быть оригинальным, т.е. не совпадать с названиями других поселений - как существующих, так и тех, которые наверняка появятся из-за типового характера этого слова. 
  2.  желательно, чтобы оно отражало какие-то местные особенности. Например, "Салозерье", по-видимому, расположено вблизи соленого озера. 
  3.  желательно, чтобы оно содержало оттенок, выражающий идею. К примеру, все названия, образованные на славянский манер соединения слов - Миролесье, Любодолье, Радосвет, Светлогорье и т.п. - уже самим способом словообразования навевают ауру возрождения славянской культуры. Слова типа "кедры", "родина", "родное", "ведруссы" и т.п. тоже намекают на книги Мегре и идею родового поместья, но использовать эти слова нужно очень осторожно, т.к. их знают во всех поселениях и очень легко нарваться на повторение. Оригинальны были бы такие названия, как "Первородное", "Кедровая Русь", "Родноверное", "Уральские Веды" ("Ведический Урал"), "КедроГорье", "Кедрополь", "Кедровые Озера" и т.п - т.е. если соединить знакомые слова новым, незнакомым способом. 
  4. наконец, известность поселению гарантирована, если название содержит в себе фишку, т.е. шутку или пародию, оригинальный намек на что-то известное, но раскрывающий новые неожиданные смыслы или содержащий игру слов. Примерами таких названий могут быть "СветоРусье" (аллюзия на Святую Русь, но при этом игра со значениями слова "свет": "свет" - это и солнечный свет, и просветление, и электричество); "НороУральск" (пародия на Новоуральск, но при этом намек на то, что в поселении увлекаются норостроительством, "лисьими норами"), "Божеское" (это и "божественное" и "убожеское" одновременно) и др. Ну, и конечно, легко запомнятся откровенно юмористически-провокационные названия вроде украинского поселения "Чебурашкино". 

  На мой взгляд, откровенно медвежью услугу оказывают организаторы своему поселению, если называют его точь-в-точь в честь другого уже известного поселения. К примеру, кто-то мне недавно сказал, что в Сибири появилось новое поселение с именем "Ковчег". Могли ли организаторы не знать о том, что Ковчег уже существует и имеет общероссийскую известность? Вряд ли. Может, они думали, что успешная аура Калужского Ковчега будет способствовать успеху и их поселения. Но, так или иначе, такое поселение обречено вечно жить в тени своего старшего собрата. Если будет заводиться разговор о Ковчеге, то все будут понимать, что речь идет о Подмосковном Ковчеге, а попытки объяснить, что это другой Ковчег, скорее всего, будут встречать кривую усмешку: в этом есть что-то от литературного плагиата, попытки присвоить себе хоть часть чужой славы. И я считаю, что это некрасиво. 
Несколько другое дело, когда сибирские поклонники Ковчега придумывают название, содержащее ссылку на первоисточник, но все же отличающееся: "НовоКовчег", "Сибирский Ковчег", "Ковчег Зауралья". Однако даже в этом случае, предлагая такое название, организаторы поселения отказывают себе в праве на оригинальность и индивидуальность, показывают признак слабости своего воображения, а со слабым воображением заниматься наукой образности будет уже нелегко . 

  Подводя итог всей статьи, скажу, что, по тем фактам, что я вижу в поселениях, ясно, что важность продумывания образа будущего поселения пока что чаще недооценивается, чем переоценивается. И я полагаю, что для успешного развития поселения правильнее сначала определиться с тем, чего мы хотим получить, а потом уже в соответствии с этим представлением подбирать коллектив и (отчасти) место. Сформировать же какой-то единый образ в уже готовом и крайне разнородном коллективе малореально, равно как и плохо кончаются попытки навязать готовому коллективу представление, сформированное узким кругом его членов. 
  Да, я знаю и хорошо вижу, что земля и реальная жизнь в поселении в конечном счете все расставляет на свои места: одни люди и мысли уходят, другие приходят... Но порой это сопровождается, увы, серьезными скандалами и трагедиями. И сколько времени на это уходит! Довольно грустно бывает смотреть на поселение, в котором один за другим несколько человек (семей) строятся, обустраивают хозяйство, зимуют, а потом оставляют все и возвращаются в город или уходят в другое поселение, оставляя сиротливо пустующие дома и заросшие бурьяном участки. 

  Так что, может быть, лучше лишний год прожить в городе. Хотя, с другой стороны, если вы любите приключения и готовы учиться не на сухих теориях, а в реальной полевой обстановке, под голубым небом, слушая пение птиц и глядя на зеленеющие сосны, если вы действуете честно и не обманываете тех, кто вам доверяется, то нет ничего плохого и в том, чтобы поменять несколько поселений, прежде чем создать свое действительно родовое поместье. Ваш третий по счету дом будет уже наверняка шедевром архитектуры, равно как и мастерство в пересаживании кедров войдет в поговорку среди соседей. И опыт, приобретенный таким путем, будет очень богатым и интересным. Так что можно попробовать и этот вариант. Но тогда, как говорится, никаких обид!  

Ольховой Дмитрий. 
экопоселение Родники, Курганская обл. 
rodniki_kurgan@mail.ru. 
19 марта - 26 апреля 2008 г.

Отношение с властями и местными жителями

Категория: В помощь поселенцам | Добавил: Admin (18.06.2010)
Просмотров: 2071 | Теги: планирование, образ

Нравится

Дополнительные социальные закладки Ещё? |  Избранное Избранное  ВКонтакте Одноклассники.ru Facebook Twitter Memori.Ru Google Liveinternet LiveJournal


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
купить иван-чай оптом экопоселения пермакультура РПЦ кедр СМИ энергетика сад здоровье школа огород печь вода овсинский хольцер биогаз водород плодородие мульча ветряк гэс картофель репа история кризис право плуг саман мясо пчелы стройка медицина сытин вакцины неизлечимые биогумус ЭМ пирамида дрожжи ветом живая речь купол ТВ еда вселенная ДНК звук торсионный руны здрава магия глина 2012 пиво ива зрение обрезание солнцееды мыло травы русский чакры рак АПК библия слава Богу революции курс доллара Лев Толстой наука табак митинги новый год Энштейн сила биолокация Святая Русь война община плести косы косички купить пульт для телевизора иван-чай полезные свойства, иван-чай противопоказания