Главная » Статьи » Статьи на разные темы

Нации, народы, цивилизации

1. Нации, народы, цивилизации

Определение «нации», господствующее до настоящего времени в отечественной социологии, дал И.В.Сталин.

«Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. (…) Только наличие всех признаков, взятых вместе, даёт нам нацию».

Собственно те же самые признаки нации, которые даёт И.В.Сталин в своём определении, приводятся и в современном школьном учебнике «обществознания» под редакцией Л.Н.Боголюбова (т. 2, «Человек и общество» — учебник для 10 — 11 классов, М., «Просве­ще­ние», изд. 8, 2003 г.), хотя они и не сведены в строгое определение термина «нация»: исторический характер образования наций (стр. 316, абзац 2), язык (там же, стр. 316, абзац 3), общность территории и экономическая связность (там же, стр. 316, абзац 5), общность культуры (там же, стр. 316, 317), в которой выражается и благодаря которой воспроизводится национальный характер в преемственности поколений (хотя вопрос о национальном характере и национальной психологии учебник оставляет в умолчаниях).

Однако происшедшие в ХХ веке экономические изменения глобального масштаба показывают, что сталинское определение нации не вполне точно, поскольку под воздействием глобализации экономическая связность большинства наций (и соответственно их экономическое обособление друг от друга) ушли в прошлое. А под воздействием интенсифицировавшегося культурного обмена постепенно уходит в прошлое и их культурное обособление и своеобразие.

Поэтому сталинское определение термина «нация» необходимо уточнить. Для наций во все времена характерна не общность экономической жизни, а общностьсмысла жизни, выходящего за пределы удовлетворения физиологических и бытовых потребностей людей, составляющих нацию, который выражается в общественном самоуправлении, включая и управление экономикой. Если этот общий для людей смысл жизни есть, то есть и нация; если его нет, то при всех прочих признаках нации, имеется люмпен4, который обречён либо обрести такого рода смысл жизни, либо сгинуть в историческое небытиё.

В периоды социальных кризисов доля люмпена в составе населения возрастает, и это представляет большую опасность для общества и его перспектив — вплоть до ухода в историческое небытиё под воздействием массовой люмпенизации.

С учётом этого уточнения термин «нация» можно определить так:

Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности: 1) языка, 2) территории, 3) смысла жизни, выражающегося в единстве и целостности сферы общественного самоуправления, 4) психического склада, проявляющегося 5) в культуре. Только наличие всех признаков, взятых вместе, даёт нам нацию.

Народ это больше, чем нация. Народ (в смысле культурно своеобразный этнос, а не население того или иного государства) это — нация, проживающая в ареале доминирования её национальной культуры, плюс национальные диаспоры, т.е. носители соответствующей национальной культуры, проживающие в ареалах доминирования иных национальных культур.

Но история знает общности более широкие, чем национальные. Если один и тот же смысл жизни, является идеалом разных народов, и они так или иначе работают на то, чтобы эти идеалы были воплощены в жизнь, то возникает общность народов наднационального порядка. Это — цивилизационная общность. Она неформально объединяет многие народы, даже если их идеалы не стали пока реальностью в жизни: «Мерило народа не то, каков он есть, а то, что <он>5 считает прекрасным и истинным, о чём <он> воздыхает» (Ф.М.Досто­ев­ский).

При таком взгляде обозримая история человечества — это история региональных цивилизаций, каждая из которых характеризуется определёнными жизненными идеалами, отличающими её от других региональных цивилизаций.

2. Россия-Русь — цивилизация многих народов

Запад (Европа вне границ России, Белоруссии, Украины; Северная Америка, Австралия) — это множество наций-государств, принадлежащих одной из региональных цивилизаций планеты.

Россия — это ещё одна региональная цивилизация многих народов, живущих в общем им всем государстве. По данным переписи 2002 г. порядка 85 % процентов россиян назвали себя русскими, и русский язык в этой цивилизации — один из её системообразущих факторов.

Последнее издревле нашло своё отражение в само́м языке. Слово «русский» в древних текстах в большинстве случаев является определением земли (русская земля), а не людей, на этой земле проживающих7. В качестве этнонима оно стало употребляться только в последние несколько веков. Причём ещё в начале ХХ века наряду с ним употреблялись этнонимы: великороссы, малороссы, белорусы, по отношению к которым слово «русский» выступало как обобщающее. Но в советские годы, слово «русский» было возведено в ранг национальности великороссов. И хотя этого многие не понимают по сию пору, такая подмена была направлена на уничтожение цивлизационной общности Руси. И грамматически слово «русский» — прилагательное, что отличает его от прочих этнонимов, которые все без исключения — имена существительные. Т.е. слово «русский» характеризует не национальную общность людей, а цивилизационную общность разных народов. И потому оно органично применимо и к славянам, и к татарам, и к грузинам, и к калмыкам, и к представителям иных народов нашей региональной цивилизации, если им свойственен определённый смысл жизни, приверженность к общим идеалам. Мы различаем наши национальности, пока остаёмся в пределах России, но как только мы выезжаем за границу, то для иностранцев мы все — русские; даже украинцы и белорусы, живущие после распада СССР в своих государствах, не перестали быть частью русской цивилизационной многонациональной общности.

Многие сегодня в связи с этим задаются вопросом: а есть ли такой народ — русские? — Есть! Хотя, если дать ему адекватное название, то это — русичи. И народ русичей является этнической основой Русской цивилизации.

Соответственно термин «русский народ» подразумевает множество наций и диаспор, составляющих цивилизацию Руси-России, что отличает этот термин от термина «народ» без каких-либо уточняющих определений.

Сказанное означает, что по показателям развития наднациональных общественных институтов цивилизация-Запад отстаёт от цивилизации-России лет на 500, поскольку создание Евросоюза, положившее начало становлению общей наднациональной государственности с единой кредитно-финансовой системой, с общей системой образовательных стандартов и т.п., это — повторение того, чему в России было положено начало ещё во времена Ивана Грозного после взятия им Казани и вхождения Татарстана в состав России.

И в силу этого объективно-исторического цивилизационного различия миропонимание, выросшее на идеалах и жизненном опыте западных наций-государств, неизбежно обречено на ошибки, когда порождённые им рецепты пытаются применить к выявлению и разрешению проблем на Руси. Примером тому попытка строительства социализма на идейной основе марксизма.

И из различия смысла жизни региональных цивилизаций Запада и России, проистекают широко известные слова Ф.И.Тютчева — поэта-философа, дипломата, — получившего образование общеевропейского характера (т.е. западное), а чувствами и бессознательными уровнями психики выражавшего Русский дух, которому свойственны смыслы (идеи), не всегда выразимые в терминологии западной науки:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить,
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

По этой же причине подавляющее большинство оценок России и её перспектив Западом (как, впрочем, и Востоком) — вздорно, поскольку они исходят из иных цивилизационных идеалов, возведённых их представителями и доморощенными подражателями в ранг безальтернативного абсолюта.

3. «Цивилизационный код», «цивилизационное ядро»:
слова и явления

На запрос о том, что такое «цивилизационный код» и «цивилизационное ядро» Яндекс в разделе «Словари» сообщает: «К сожалению, мы ничего не нашли» и предлагает обратиться к Google. В ответ на эти же запросы Google сообщает: «Определений не найдено».

Это означает, что сколь-нибудь единообразного понимания этих терминов к настоящему времени не сложилось, и те, кто их употребляет в дискуссиях, не определив предварительно их значения, скрывают под ними собственное незнание предметной области либо злоумышленно возбуждают эмоции в толпе, не желая давать людям представления о реальных явлениях.

Поэтому обратимся к тем явлениям, которые можно обозначить этими терминами.

Начнём с выяснения вопроса о том, что такое «код».

код — это не смысл, а средство упаковки смысла.

Соответственно, если понимать термины на основе словарных значений входящих в них компонент, а не на основе некоего контекстуально обусловленного значения термина, который может меняться от контекста к контексту, то «цивилизационный код» — не смысл жизни цивилизации (не её идеалы), а средство упаковки смысла её жизни с целью хранения, обработки, передачи. Или обобщённо:

«Цивилизационный код» это — совокупность средств биологического и социокультурного характера, посредством которых смысл жизни (идеалы) цивилизации воспроизводится в преемственности поколений. На основе цивилизационного кода (информация без кода либо не существует либо недоступна) смысл жизни модифицируется в процессе исторического развития или деградации цивилизации.

Соответственно:

  • те кто употребляет термин «цивилизационный код» в значении «смысл жизни цивилизации, характеризующий её своеобразие, её суть», — разрушают Русский язык как компоненту цивилизационного кода и тем самым препятствуют постижению людьми смысла жизни как Русской, так и иных региональных цивилизаций, и смысла жизни каждого индивида;

  • цивилизационный код — именно как код — жизненно значимое явление, но трёп на тему о «цивилизационном коде», которым грешат отечественные церковные и светские «интеллектуалы», — всегда выражает уход от выявления и обсуждения смыслов жизни разных региональных цивилизаций и смысла жизни человечества по их существу, причиной чего является злой умысел или безотчётный страх предстать пред ликом Правды (т.е. им предпочтительнее вести нескончаемые разговоры об упаковке, чтобы подменить ими заведомо поддающийся завершению разговор о содержимом и его качестве, после чего неизбежно наступает этап сомооценки и принятия на себя обязательств перед Богом и людьми).

Конечно, у Русской региональной цивилизации, как и прочих региональных цивилизаций планеты есть ядро, но это не «ЕдРо». Есть ядро и у всякой нации, и у всякого народа.

Если задаться вопросом о функции этого ядра, то она состоит в воспроизводстве смысла жизни в его развитии в преемственности поколений. Текст «смысл жизни в его развитии» выделен курсивом в предъидущей фразе потому, что содержит умолчание: ядро — в соответствии со свойственной ему функцией — не может быть пленником деградационных процессов.

Бо́льшая или меньшая доля его представителей может в них втянуться, но, вкусив деградации, отвергнет её. Оно может погибнуть, если не успевает эффективно отвечать на вызовы времени, — и в этом внутренняя причина гибели цивилизаций в истории; но оно как множество не может, пленившись процессами деградации, наращивать их мощь, — в противном случае оно перестало бы быть ядром, выполняющим свою характеристическую функцию в жизни народа или цивилизации.

Хотя кто-то из представителей ядра, не выдержав давления обстоятельств, может от него отпасть, но точно так же кто-то другой (или в прошлом отпавший индивид), преодолев обстоятельства и решив ряд задач личностного развития, может к нему приобщиться. Поэтому ядро это не некая биологическая высшая «раса» в составе народа или населения цивилизации.

Т.е. по сути своей ядро — генетическое в аспекте воспроизводства смысла жизни в его развитии. Оно есть у каждого народа. Оно есть у каждой региональной цивилизации. И пока оно есть — жив народ, жива цивилизация.

Сказанное означает, что есть определённое различие между основной массой представителей народа (цивилизации) и представителями ядра, выражающееся в особенностях личностной алгоритмики психики и характере взаимосвязей личностной и эгрегоров (разного рода коллективных психик).

Главное отличие состоит в том, что те, кто не принадлежат к ядру, пребывая в обществе своего народа (своей цивилизации) замыкаются на соответствующие эгрегоры и ведут себя в соответствии с их алгоритмикой и своим эгрегоральным статусом в этих эгрегорах. Если они оказываются в иных обществах, то они утрачивают смысл жизни своего народа (цивилизации) включаются в эгрегоры принявших их обществ и с течением времени адаптируются к их алгоритмике, обретая в них тот или иной эгрегориальный статус, работая на их смысл жизни.

Представители ядра, оказавшись в иных обществах, сохраняют связи со своими этническими (цивилизационным эгрегорами — соответственно типу ядра) и адаптируются к местному обществу только в тех аспектах, адаптация к которым не противоречит смыслу жизни, хранимому ядром; а наряду с этим они вносят в жизнь иных обществ, в их эгрегоры смысл жизни, хранимый ядром своего народа (своей цивилизации).

4. Русь и Запад:
смысл жизни как идеал и жизненная реальность

Идея, составляющая смысл жизни Русской цивилизации, это — идея справедливости в жизни общества, когда все живут по совести, т.е. все свободны и никто не может стать поработителем и угнетателем других, какие бы должности он ни занимал и каким бы делом ни занимался. Может быть выдвинуто возражение, что эта идея свойственна всем народам.

Да, это действительно отчасти так. И потому П.Я.Чаадаев, В.Г.Белинский, Ф.М.Досто­ев­ский (в частности, его речь на открытии памятника А.С.Пушкину в Москве в 1880 г.) имели полное право писать о всечеловечности русских и всечеловечности нашей культуры.

Но это же и совсем не так, поскольку в русском понимании справедливость — некий неотмирный — Богом предопределённый — идеал, который должен быть познан человеком и воплощён в жизнь этого мира. Реальная же жизнь может быть сколь угодно далека от этого идеала, что однако не делает этот идеал неправомочным, несбыточным, а только обличает греховность людей, не сумевших его осуществить. И кроме того:

Только в русском языке слово «свобода» может быть интерпретировано как аббревиатура: С овестью ВО-дительство БО-гом ДА-нное.

Устремлённость к этому идеалу нашла своё наиболее яркое выражение в одном из стихотворений М.Ю.Лермонтова:

1.
Когда б в покорности незнанья
Нас жить Создатель осудил,
Неисполнимые желанья
Он в нашу душу б не вложил,
Он не позволил бы стремиться
К тому, что не должно свершиться,
Он не позволил бы искать
В себе и в мире совершенства,
Когда б нам полного блаженства
Не дóлжно вечно было знать.

2.
Но чувство есть у нас святое,
Надежда, бог грядущих дней, —
Она в душе, где всё земное,
Живёт наперекор страстей;
Она залог, что есть поныне
На небе иль в другой пустыне
Такое место, где любовь
Предстанет нам, как ангел нежный,
И где тоски её мятежной
Душа узнать не может вновь».

Об этом же и опера В.И.Бельского и Н.А.Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (с либретто можно ознакомиться по ссылке: http://www.belcanto.ru/kitezh.html).

А в западном понимании справедливость — это безсовестное оправдание исторически сложившегося порядка вещей; оправдание прошлого как процесса, породившего это настоящее, и тенденций несущих в себе будущее. А откуда и как возникает «порядок», оправдываемый житейской мудростью мира сего; какая нравственность и этика в нём выражаются, — западных интеллектуалов не интересует… И с точки зрения философии оправдания этого порядка неправы все, кроме безупречного в своём «развитии» Запада. Предельным выражением этого воззрения стал действующий доныне (введён в 1870 г.) католический догмат о «непогрешимости» папы Римского в вопросах веры и нравственности, когда папа определяет вероучение церкви, а не высказывает своё частное мнение как один из многих людей.

Это аморальное видение жизни наиболее яркое и последовательное выражение нашло в философии Г.Ф.В. Гегеля (1770-1831): в слепом игнорировании им праведности, которая представляет собой объективную данность и может быть востребована и воплощена в себе ВСЯКИМ человеком, если он того пожелает.

Праведности — как идеалу человеческой нравственности — свойственна определённая точка зрения, проявляющая Правду-Истину, и потому имеющая непреходящее — надъисторическое — значение, затрагивающая и всеобщее, и любое единичное.

Из отказа Гегеля праведности в объективности её бытия и проистекают оценки им прошлого «лишь с точки зрения тех диалектических коллизий, которые вели к созреванию "настоящего”, т.е. современности, некритически понятой как венец и цель процесса». «Гегель завершает философию истории идеализированным изображением прусской конституционной монархии, философию права — идеализированным изображением буржуазного правосознания, философию религии — апологией протестантизма и т.д.» (Э.В.Ильен­ков. Гегель. — Большая советская энциклопедия. Изд. 3. Т. 6. — С. 176). Гитлеризм — прямое следствие этой точки зрения: так за нравственную ошибку философии спустя столетие с небольшим Германия заплатила большой кровью и продолжает своё суверенное существование только потому, что России и в советские времена была свойственна устремлённость к торжеству справедливости.

Характерно и то, что у Г.Ф.В. Гегеля по существу нет ни прогностики, ни обсуждения целей (т.е. для чего надо заниматься прогностикой) и задач прогностики (т.е. в отношении каких явлений её необходимо вести), ни методологии решения задач прогностики.

На Западе задачу прогностики только спустя полвека после смерти Гегеля отнёс к компетенции философии истории Э.Б.Тайлор (1832-1917). В 1871 г. в книге «Первобытная культура» он ставил вопрос о «философии истории в обширном смысле, как объяснении прошедших и предсказании будущих явлений мировой жизни человека на основании общих законов». Но ни в одном из общеупотребительных учебников истории, социологии, политологии эта задача даже не упоминается, не говоря о том, чтобы их авторы входили в рассмотрение её существа и методологии решения — и, как следствие, умолчания о ней и во многом зомбирующего характера образования, исторически сложившиеся обществоведческие науки не предпринимают никаких действий к её решению. И это оказывает своё негативное воздействие на политику.

Однако общество России не только многонациональное, но и неоднородное в аспекте определённости цивилизационного смысла жизни.

В письмах К.Н.Ле­он­тьева (1831-1891) В.С.Соловьёву (1853-1900) по поводу своих недоразумений с П.Е.Астафьевым (1846-1893), К.Н.Леонтьев признаёт:

«Вера у нас греческая издавна; государственность со времени Петра почти немецкая (см. жалобы славянофилов); общественность французская; наука — до сих пор общеевропейского духа. Своего остаётся у нас почти только — один национальный темперамент, чисто психический строй; да и тот действительно резок только у настоящих великороссов, со всеми их пороками и достоинствами. И малороссы, и белорусы — со стороны "натуры”, со стороны личных характеров гораздо менее выразительны» (Письмо 9).

Из этого следует, что:

Изрядная доля отечественной «элиты», обладавшей преимуществом в аспекте образованности над простонародьем, со времён крещения (а то и ранее) посредством специфической образованности БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНО подчинена смыслу жизни не Русской, а Западной цивилизации; а через «элиту» пролагает тенденция не только к подчинению Руси, но и к уничтожению генетического ядра Русской цивилизации, дабы заправилы и хозяева Запада решили «Русский вопрос» раз и навсегда; т.е. «элита» не является Русской по свойственному ей смыслу жизни.

И это подчинение имело место не только в прошлом, но имеет место и в настоящем. Так 3 марта 2011 г., выступая в Санкт-Петербурге на конференции «Великие реформы и модернизация России», посвящённой 150 летию отмены крепостного права, президент РФ Д.А.Мед­ве­дев заявил:

«И в XIX веке, когда страна вновь встала перед выбором, здесь (имеется ввиду Петербург: наше пояснение при цитировании) было положено начало тем масштабным преобразованиям и экономическим переменам, которые в тот период активно происходили в европейских государствах: где-то они уже к тому времени произошли, где-то они ещё в тот момент не состоялись. И это было веление времени.

Россия тоже должна была измениться, стать передовой страной, которую объединяют с Европой единые ценности. (…)

Мы сегодня стараемся развить наши совсем ещё несовершенные демократические институты, стараемся изменить нашу экономику, меняем политическую систему. По сути, мы все продолжаем тот курс, который был проложен полтора века назад. Причём хотел бы обратить внимание, что жизнеспособными оказались не фантазии об особом пути нашей страны (выделено жирным нами при цитировании) и не советский эксперимент, а проект нормального, гуманного строя, который был задуман Александром II. И в конечном счёте в историческом масштабе прав оказался именно он, а не Николай I или Сталин» (http://www.kremlin.ru/transcripts/10506).

Оценка особого пути развития России как жизненно несостоятельной и потому несбыточной «фантазии» Д.А.Медведевым это — низкопоклонство перед Западом, отказ от смысла жизни Русской цивилизации и его воплощения в жизнь со всеми вытекающими из этого нравственно обусловленного посыла последствиями. И сказанное им — не пустые слова.

Образование общезападного образца — престижно в россионской «элите» с момента её возникновения в начале 1990 х. А один из показателей успешности решения задач кадровой политики и государственного строительства, предусмотренный проектом «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года» «Инновационная Россия — 2020»18, — получение за рубежом высшего профессионального образования претендентами на должности в государственном аппарате. Проект предполагает, что в 2020 г. 12 % должностных лиц, занимающих посты в высших эшелонах государственной гражданской службы РФ, должны иметь высшее профессиональное образование, полученное за рубежом. Остаётся только этих зомби расставить по ключевым постам, и предполагается, что Россия будет полностью подконтрольна хозяевам и заправилам Запада.

Направленность образовательных услуг, предоставляемых передовыми странами Запада выходцам из других региональных цивилизаций, на осуществление в них криптоколониального экономического и политического режима — была показана в аналитической записке ВП СССР «Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле Концепции общественной безопасности» (2011 г.). Однако и образование, предоставляемое Западом для его аборигенов, тоже не адекватно задачам развития человечества, и не способно вывести Запад из биологического и нравственно-этического тупика «потреблятства». Поэтому Ф.И.Тютчев прав в своих оценках низкопоклонства перед Западом:

Напрасный труд! Нет, их не вразумишь:
Чем либеральней, тем они пошлее;
Цивилизация для них фетиш,
Но недоступна им ея идея.

Как перед ней не гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В её глазах вы будете всегда,
Не слуги просвещенья, а холопы

Тем не менее на Руси в прошлом в образованной «элите» не все были безнадёжно порабощены идейно Западом. Оценку миропониманию Запада и дееспособности его философии — как наивысшему по значимости выражению миропонимания — в середине XIX века дал русский философ и поэт А.С.Хомяков (1806-1860):

«Гегель в своей гениальной "Феноменологии” дошёл до крайнего предела, которого могла достигнуть философия по избранному ею пути: ОН ДОСТИГ ДО ЕЁ САМОУНИЧТОЖЕНИЯ (выделено нами при цитировании). Вывод был прост и ясен, заслуга бессмертна. И за всем тем его строгий логический ум не понял собственного вывода. (…) Гегель в невольном самообмане создал колоссальный призрак своей Логики, свидетельствуя о великости своего гения великостью своей ошибки» (А.С.Хомя­ков. Мнение русских об иностранцах. — О старом и новом. Статьи и очерки. — М.: Современник. 1988. — С. 119, 120).

Поскольку философия играет роль камертона по отношению ко всей совокупности частных прикладных наук, то это — приговор и западной науке, и западной цивилизации; а также — и человечеству, если люди не воплотят в жизнь альтернативу смыслу жизни Западной региональной цивилизации, который Запад более или менее успешно воплощал в жизнь на протяжении всей истории, осуществляя свою агрессивную экспансию во все регионы планеты.

Если же говорить об особенностях пути, избранного философией на Западе (какой фактор упомянул А.С.Хомяков, давая оценку «философии» Гегеля), то суть дела в том, что в Западной Римской империи юриспруденция, проистекающая из неправедного произвола законотворчества рабовладельцев, подмяла под себя всю культуру, включая и науки во главе с «царицей наук» философией (крайнее выражение этого — рассмотрение научных проблем трибуналами инквизиции как массовое явление). Вследствие этого диалектика, как искусство нахождения истины путём постановки наводящих вопросов, на Западе заместилась логикой, подчинённой мелочному (по отношению к идеалам праведности) своекорыстию и переходящей в «дьявольскую логику», в которой аксиоматика и правила меняются по мере необходимости в тех пределах, в которых оппонент не замечает подлога.

Назвал А.С.Хомяков и причины (они же — следствие получения образования общезападного образца), вследствие которых западный способ миропонимания недееспособен в выявлении проблем и решении задач цивилизационного развития человечества:

«То ВНУТРЕННЕЕ СОЗНАНИЕ, КОТОРОЕ ГОРАЗ­ДО ШИРЕ ЛОГИЧЕСКОГО (выделено нами при цитировании: «логическое сознание» в переводе на русский — словесно выражающееся осознанное мышление, внутренний монолог человека на уровне сознания в его психике) и которое составляет личность всякого человека так же, как и всякого народа, — утрачено нами. Но и тесное логическое сознание нашей народной жизни недоступно нам по многим причинам: по нашему гордому презрению к этой жизни, по неспособности чисто рассудочной образованности понимать живые явления и даже по отсутствию данных, которые могли бы подвергнуться аналитическому разложению. Не говорю, чтобы этих данных не было, но они все таковы, что не могут быть поняты умом, воспитанным иноземной мыслию и закованным в иноземные системы, не имеющие ничего общего с началами нашей древней духовной жизни и нашего древнего просвещения (на которые во времена после крещения Руси наслоились, извратив их, древнеегипетско-библейская духовность и способ осмысления Жизни: наше уточнение при цитировании)» (цитированный сборник, стр. 121).

Поэтому обратимся к вопросу, откуда и вследствие каких причин к нам пришли западные наука и образование.

Философия как научная дисциплина пришла на Русь из Византии после крещения. Однако пришла она на Русь не на пустое место. Господствующие представления о всеобщей дикости, племенной раздробленности, якобы царивших на Руси во времена ранее «призвания варягов», а тем более — ранее крещения Руси, сформированы церковниками и «варягами» послепетровских времён — академиками-иностранцами, не всегда умев­шими хотя бы читать по-русски (а тем более — по-древнерусски), чьи чувства были глухи к жизни народов России. И эти представления о докрещенской Руси не соответствуют действительности, хотя в них охотно верят все, кто завидует Западу и не желает жить своим умом. Против «варяжских» воззрений на древнюю Русь возражал ещё М.В.Ломо­носов. Но наиболее убедительно они опровергаются археологией: Змиевы валы́, тянущиеся по югу нынешней Украины, — их неоспоримое опровержение.

Создание и эксплуатация стратегической фортификационной системы протяжённостью в несколько сот километров с глубиной эшелонированной обороны до 200 км в условиях дикости и племенной раздробленности невозможно. Это требует высокой культуры, эффективной и быстродействующей организации, охватывающей население огромной территории. И всем этим обладали древние русичи в первые века нашей эры, когда построили и эксплуатировали Змиевы валы́.

Т.е. на Руси философия, понимаемая как любовь к мудрости, практически выражающейся в жизни, а не как научная дисциплина — была и во времена ранее «призвания варягов», но облекать её в строгие формы научной теории до прихода на Русь византийской церковной традиции никто не считал нужным. И она была достаточно эффективна в решении многих практических задач. А византийская традиция, придя на Русь, не искоренила местную неформализованную самобытную философию, а вошла в духовную жизнь Руси — в каких-то аспектах гармонично, а в каких-то — создавая проблемы вследствие того, что воспроизводила ту алгоритмику общественного развития, которая привела Византию сначала к государственному краху, а потом — к отуречиванию и псевдоисламизации её коренного населения.

Кроме того, вместе с философской традицией Византии в жизнь Руси вошли и идеи, составляющие смысл жизни другой региональной цивилизации — достаточно часто бескомпромиссно антагонистичные идеалам Руси, но они повредили миропонимание прежде всего представителей «элиты»... вся статья тут


Категория: Статьи на разные темы | Добавил: Admin (27.03.2011)
Просмотров: 2996 | Теги: русский, цивилизация, русь, народ

Нравится

Дополнительные социальные закладки Ещё? |  Избранное Избранное  ВКонтакте Одноклассники.ru Facebook Twitter Memori.Ru Google Liveinternet LiveJournal


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
купить иван-чай оптом экопоселения пермакультура РПЦ кедр СМИ энергетика сад здоровье школа огород печь вода овсинский хольцер биогаз водород плодородие мульча ветряк гэс картофель репа история кризис право плуг саман мясо пчелы стройка медицина сытин вакцины неизлечимые биогумус ЭМ пирамида дрожжи ветом живая речь купол ТВ еда вселенная ДНК звук торсионный руны здрава магия глина 2012 пиво ива зрение обрезание солнцееды мыло травы русский чакры рак АПК библия слава Богу революции курс доллара Лев Толстой наука табак митинги новый год Энштейн сила биолокация Святая Русь война община плести косы косички купить пульт для телевизора иван-чай полезные свойства, иван-чай противопоказания